Olga Karmanova
Ольга Карманова
композитор, пианистка, педагог, автор научных работ, лауреат Международных и Всероссийских конкурсов

Blog

02 Mrz 2020

ФОРТЕПИАННАЯ МУЗЫКА А. СТАНЧИНСКОГО КАК ПРИМЕР ТВОРЧЕСКОЙ ЛАБОРАТОРИИ МОЛОДОГО КОМПОЗИТОРА

Статья посвящена рассмотрению фортепианного наследия Алексея Станчинского в контексте своего времени, которым обусловлен процесс поиска новых решений в сфере композиторской техники. Анализ творчества автора позволил выявить его влияние на композиторов более позднего периода.

Композитор Алексей Владимирович Станчинский (1888–1914) – ученик С.И. Танеева. Его огромный талант, отмеченный многими современниками, проявился очень рано. Тем не менее, в наше время не существует монографических трудов, раскрывающих в полной мере всю глубину личности художника, а вся существующая ныне литература фрагментарна.

Творческое наследие композитора немногочисленно – это в основном произведения малых форм, три фортепианные сонаты, одночастное трио для скрипки виолончели и фортепиано и романсы. Вот как о нём пишет Л. Сабанеев: «не велико объемом, но велико содержанием». В произведениях Станчинского количество перерастает в качество, его творчество показало характерные черты стиля своего времени, а также предугадало многие, абсолютно новые, явления в музыке XX века, которые получили своё отражение в опусах Н. Мясковского, Г. Свиридова, С. Прокофьева, Д. Шостаковича и И. Стравинского. Сочинения композитора часто напоминают карандашный рисунок, где художник предопределяет развитие «математических» канонов композиции, где своё место занимают рационализм и особая конструктивная ясность, что служит как бы прообразом структурализма во второй половине XX столетия. Форма в творчестве Станчинского является не только целью, но средством выражения художественного образа.

Музыка композитора «заставляет на себе остановиться не только со вниманием, но иной раз и с изумлением - настолько своеобычна, сильна, жизненна, богата воображением и свежа была его творческая индивидуальность». Однако, по мнению Л. Сабанеева, в списке его опусов не было произведений, которые с энтузиазмом принимала публика того времени. Опираясь на одну из работ И. Лопатиной, можно сказать, что в творческом наследии Станчинского гармонично и естественно взаимодействовали «проникновенный лиризм с мрачной фантастикой, чарующая певучая красота народно-песенного материала с причудливыми и угловатыми мелодико-гармоническими изломами, ласковые и светлые пасторальные пейзажи с исступленными «варваризмами», красочная, поэтическая одухотворенная звукозапись с неоклассической суховатой графикой, терпкая диатоника с изощренной хроматикой».

По мере творческого становления художника постепенно формируется его самобытный индивидуальный композиторский почерк. На начальном этапе прослеживается стремительность и интенсивность развития художественного мышления. Это целенаправленный процесс, содержащий в себе определенные факторы, отвечающие за формирования стилевых особенностей композитора: общественный, личностный и творческий.

Особую роль в концентрации музыкального материала играет метроритм, выделяющийся своим непостоянством. Для сочинений автора характерен жёсткий штрих (marcato, staccato, secco, risoluto), что позднее будет проявляться в музыке С. Прокофьева, как ее отличительная черта. Однако Станчинский значительно раньше прибегнул к нарушению традиционной ритмики в своих сочинениях во имя художественного эффекта.

Из всего вышеизложенного следует вывод: в сочинениях Станчинского были показаны основные линии его творчества, проявившие себя со всей зрелостью и своеобразностью выражения сформированного стиля автора, а также был определен тип его индивидуальности.

В ранних прелюдиях композитора (1907–1912 гг.) ощущается свежесть юношеской лирики. Прелюдии демонстрируют традиционные особенности строения: трёхчастная репризная форма с контрастной серединой, интенсивная динамизация к концу каждой из прелюдий и успокоение (molto diminuendo, ritardando, smorzando), за счёт которых происходит раскрытие образов. Говоря о процессе динамизации более подробно, стоит отметить ряд таких особенностей как: уплотнение фактуры, расширение диапазона, который в некоторых пьесах достигает всех возможных пределов того времени, увеличение мощности звучания (molto crescendo, accelerando, ƒƒ, ƒƒƒ), октавное дублирование мелодического голоса и контрапунктическое соединение тематических комплексов.

Жанр этюда в творческом наследии А. Станчинского представлен тремя образцами: f-moll /As – dur(1907 г.), g-moll (1907 г.), H – dur (1908 – 1909 г.). Его этюды не просто пьесы инструктивно - виртуозной направленности, но развёрнутые художественные творения в целом, продолжающие традиции Ф. Шопена и А. Скрябина. Они по своему положению в истории русской музыки становятся в один ряд с сонатой es-moll (1906 г.), как яркие примеры «звукосозерцательности». Для создания шедевров такого уровня необходимы незаурядный талант и особого рода мышление, чем и отличался Алексей Станчинский от своих современников Яркие особенности жанра этюда в творчестве композитора: фактурная изощренность, масштабность изложения, стремительность и напористость образов, что лишний раз подчеркивает патетичность содержания опусов художника.

Сочинения зрелого периода: сонаты (кроме самой ранней – es-moll), Allegro, трио для скрипки, виолончели и фортепиано. В них прослеживается стремление к неоклассицизму. Стоит указать, что Станчинский – практически первый композитор, указавший своим последователям путь к тропе новой волны классицизма в XX столетии. Помимо всего прочего, в данный период в музыке композитора происходит образно – эмоциональное просветление и стремление к установлению собственного музыкального языка. Этот период времени стоит назвать промежуточным: между ранним (тот момент, когда в творчестве любого композитора проживается процесс «подражания» кумирам) и поздним (полным «кадансом» своего собственного музыкального языка).

Обратимся к «кульминации» творческого «послужного списка» А. Станчинского – так называемый зрелый период творчества («Три эскиза», «Двенадцать эскизов» и «Четыре прелюдии в форме канонов»). Все стилистические особенности музыки композитора сложились в единую картину, охватывающую полифонизацию музыкальной ткани, особенности строения музыкальной формы, фактуру и метроритм, черты мелодического и гармонического языка. В этот период композитор создает особый тип музыкального языка, где главенствующее положение занимает мелодическое начало. Тогда же устанавливается самобытный фортепианный стиль с характерной сложной многогранной фактурой, свойственной партитурам симфонического оркестра.

Однако творчество поздних лет также подвергалось критике. К примеру, Л. Сабанеев писал в своей работе, что композитор «выступает формалистом», совмещающим в своих работах «полифоническую технику высокого класса с элементами гармонического языка нововенской школы». Тем не менее, интерес к личности художника не ослабевает, скорее наоборот, что подтверждается публикацией собрания фортепианных сочинений композитора, в которое вошли все его сохранившиеся произведения, за исключением ученических работ (1990 г.).

Внутренняя согласованность элементов музыки Станчинского основана на свободном использовании либо диатоники, либо 12-тоновой хроматики, либо их симбиоза. Автор применял диатонический мажоро-минор наравне с другими видами ладов. Благодаря созданной таким образом хроматике, возникала новая полидиатоническая система. Различного уровня альтерации позволили максимально расширить ладовую организацию, в результате чего образовался особый уровень двенадцатитоновости. Так называемая «двенадцатитоновость с элементами тональности». Ладотональная система этого рода предвосхитила творческие концепции многих композиторов, в частности П. Хиндемита с его хроматической системой. Именно таков ладотональный «скелет» произведений композитора. Как отмечает И. Лопатина, «Сложная хроматизация лада - одна из ярких особенностей в его музыке, которая ведёт к тональной зыбкости и неопределенности. Особенно это слышно в образцах его произведений, основанных на контрапунктической линеарности».

Смелость замыслов, свобода мышления, техническое совершенство композитора поражали даже С. Танеева. Станчинский буквально «встал у дверей» возникновения нового полифонического стиля XX столетия,  присущего творческим манерам И. Стравинского, Д. Шостаковича, П. Хиндемита, А. Шенберга, А. Берга, А. Веберна.

Полифоническая техника письма – основополагающая для А. Станчинского. В его творчестве нашли свое отражение различные контрапунктические приёмы и формы. В. Протопопов отмечал «крайне оригинальный тематический материал» его фуг и канонов. По его мнению, давать техническую характеристику музыке композитора нецелесообразно, т.к. любое описание, по словам исследователя, только «намекает на сложность мелодического рисунка и всего профиля композиции, поскольку ее гибкость трудно передать словами». Исходя из высказываний В. Протопопова, творчество Станчинского - одно из ярких явлений в области полифонии XX столетия.

Музыка Алексея Станчинского – показатель постромантических и неоклассицистких тенденций. Проявилось это в развитии жанровых форм барокко, классицизма и романтизма, в особом лирико-психологическом образно-эмоциональном строе сочинений, а также в специфике музыкального языка. Таким образом, композитор нашёл «точку опоры» в мировом музыкальном искусстве, что дало импульс для его дальнейшего развития. Художник смотрел далеко вперед и своим творчеством предвосхитил симбиоз музыкальных традиций Востока и Запада в творчестве композиторов второй половины XX века, и, в частности, С. Губайдулиной.

С. Танеев, А. Скрябин, С. Рахманинов, Н. Метнер сыграли основополагающую роль в становлении творческого облика А. Станчинского. В ранних опусах композитора чувствуется влияние И. С. Баха, лиричность Ф. Шопена, русский национальный колорит М. П. Мусоргского.

В последние годы были написаны работы, указывающие на отдельное место А. Станчинского в русской музыкальной культуре. Согласно этим исследовательским трудам, стиль А. Станчинского включает в себя сплетение тенденций модернизма и неоклассицизма. Среди музыковедческих исканий появляются попытки охарактеризовать творческий почерк композитора: «Не сказав, быть может, своего главного слова, – пишет Ю. В. Келдыш, – Станчинский предвосхитил многие из путей, по которым пошло развитие отечественного музыкального искусства в последующие десятилетия».

Исторически сложилось так, что жизненный и творческий путь композитора трагически прервался на взлете. Судьба не всегда бывает, благосклонна к гениям – среди безвременно ушедших молодых творцов русской поэзии, музыки, живописи М. Лермонтов, В. Калинников, Ф. Васильев.

Короткая жизнь А. Станчинского подобна яркой вспышке пламени, поражающего своим сиянием и остающегося надолго в памяти. Именно здесь начинается духовное родство Станчинского с Александром Скрябиным. Жажда поиска и открытий, исключительная интенсивность духовного роста, удивительная концентрация, устремленность в области преобразований музыкального языка и достижения совершенства техники характеризуют его как зрелую творческую личность, чей опыт может оказаться весьма полезным в процессе овладения молодыми авторами основ композиторского мастерства.


 

Kommentare

Melden Sie sich an, um einen Kommentar zu hinterlassen